Новости
/ Преподаватель ИГСУ РАНХиГС Владимир Буданов: «Надо учить студентов учиться с юмором в новых нешуточных условиях»

Преподаватель ИГСУ РАНХиГС Владимир Буданов: «Надо учить студентов учиться с юмором в новых нешуточных условиях»

24
ноября
2020
Преподаватель ИГСУ РАНХиГС Владимир Буданов: «Надо учить студентов учиться с юмором в новых нешуточных условиях»

Можно ли во время лекции «переиграть» события древней Эллады, преобразив обычную аудиторию в пиратский корабль? Готовы ли современные родители и педагоги говорить с детьми на языке цифровой гигиены? Об этих и других неотложных проблемах сохранения здоровья в условиях удаленки корреспондент сайта Президентской академии поговорил с преподавателем ИГСУ РАНХиГС, заведующим сектором Института философии РАН, доктором философских и кандидатом физико-математических наук Владимиром Будановым.  

– Владимир Григорьевич, в статье «Педагогические инновации: как оправдать ожидания учащихся поколения Z» на сайте французской бизнес-школы Монпелье говорится, что средняя продолжительность концентрации внимания у студентов составляет 12 минут. Чтобы бороться с факторами, нарушающими внимание, здесь создали целую систему упражнений для дыхания, тренировки эмпатии и пр. Существует ли подобный опыт в наших вузах?

– Мне кажется, что основная все-таки задача в ситуации дистанта – мотивационный подогрев. Второе – это смена рода деятельности, предполагающая умение работать в параллельных задачах. Тут надо экспериментировать. Пока, правда, на занятиях это встречается редко. А вот в научной работе такое возможно. В режиме цейтнота вы можете работать сразу над несколькими проектами.  

– Согласны ли вы с тем, что кризис COVID ускорил развитие педагогических инноваций?

– Как вам сказать? К этому надо стремиться, безусловно. Прежде всего форс-мажор и связанный с ним дистант – это не наш выбор, а необходимость, навязанная жизнью. В данных условиях мы все подвержены серьезным физиологическим деформациям, желаем того или нет. 

Возьмем, к примеру, самых маленьких учащихся I – IV классов. Действующие «Правила работы за компьютером», в соответствии с требованиями СанПиН от 20 апреля 2020 года, предписывают, что непрерывная длительность такой работы не должна превышать 20 минут. Для учащихся в V – VII классах – 25 минут, для учащихся в VIII – IX классах и в X – XI классах – 30 и 35 минут соответственно.

А сегодня подросток, молодой человек проводит, получается, половину суток за монитором. Хорошо еще, когда перед ним нормальный по размеру экран. А если он пользуется карманным гаджетом? А ведь кроме лекций первой половины дня, надо еще выполнять домашние задания и пр. Возникает проблема восстановления его нормального физиологического, психофизиологического состояний.  

Крайне важно регулярно заниматься профилактикой зрительного переутомления. В СанПиН представлено 3 варианта комплекса упражнений для глаз, 4 версии физкультурных минуток (ФМ) для разных систем организма. Но знают ли об этом студенты, их преподаватели? 

Позволю себе привести в качестве примера реакции на локдаун тактику крупнейшего банка – ПАО «Сбербанк России». В период первой волны коронавируса с его сотрудниками работал профессиональный психолог Андрей Курпатов. Дело в том, что когда остаешься один на один с этим полувиртуальным миром, у тебя возникают, скажем, проблемы с коммуникацией, симптомы депрессии. Ведь всю привычную нам «телесность» окружающей действительности онлайн редуцирует до плоского экрана и каких-то размытых картинок. Все это требует серьезных реабилитационных и сопровождающих программ. 

– Насколько адекватно относятся родители учащихся к физиологическим рискам онлайна?

– Думаю, что относятся очень серьезно. Потому что, во-первых, в домашних условиях дети подвержены эффекту тесноты. Квартиры у большинства людей маленькие. Уже тут возникают серьезные психологические перегрузки. Это сейчас московским школьникам разрешено гулять вволю, а весной, вспомните, что было. Еще один месяц «весеннего опыта», и просто будет взрыв психологических аффектов среди населения.

– В ваших словах есть, наверное, известная доля профессиональной перестраховки, сознательного преувеличения реалий «во благо ребенка»?

– Да нет же, тут все очевидно. Я отталкиваюсь от типичной ситуации. Вот мама, которая сама находится дома на дистанте, и у нее двое ребятишек-школьников. Мало того, что им не сидится на месте, а она еще и объяснить домашнее задание не может. Миллионы «домашних учеников», включая их родителей, испытывают фрустрацию без психологического сопровождения. Грубо говоря, профессия «доктор Курпатов» должна сделаться массовой.  

Поясню, о чем веду речь. Возглавив Лабораторию нейронаук и поведения человека Сбербанка, доктор Курпатов создал специальные программы для реабилитации, поддержания психологического состояния сотрудников. Это им очень помогло, судя по отзывам IT-разработчиков, с которыми я беседовал. «Он просто сохранил работоспособность нашего интеллектуального корпуса», – говорят специалисты. 

Кроме того, многое из ценного опыта утеряно, к моему большому сожалению, при переходе от социализма к капитализму. Была такая тема как охрана труда. Вот, скажем, производственная гимнастика – одна из самых колоритных советских традиций. В цехах крупнейших заводов этим народным фитнесом занимались каждые два часа.

Только представьте. Каждый рабочий день советские предприятия в определенное время (чаще всего в 11:00) вставали на паузу – цехами, отделами, кабинетами, учебными аудиториями. Народ выходил из-за станков в проходы, вестибюли и т. д. на всесоюзную зарядку. Считалось, что это увеличивает производительность труда, снимает утомление и улучшает здоровье советских граждан.  

В те годы никто и представить себе не мог, что люди (а главное, дети) будут работать в таких, как наши с вами, условиях. Поэтому концепция охраны труда и не разрабатывалась в данном аспекте. А сегодня надо эту тему заново подымать, исследовать, предлагать рекомендации, внедрять...

– Попалась на глаза ужасающая цифра: каждый учитель в России отдает ежеурочно около 100 распоряжений. С перерывом в 27 секунд воспитывает, инструктирует детей. В других странах ненамного лучше. Согласно исследованиям британского фонда The Communication Trust, ребенок в британской школе в течение урока говорит всего 20 секунд, произнося всего 4 слова. А вы говорите: гимнастика, физкультминутки.

– Здесь могу только посочувствовать. В школе я давно не был.

– Спасибо, конечно. Но кто же тогда при такой загрузке преподавателей текущими заботами будет воплощать в жизнь советы физиологов?

– У детей есть родители, это их кровный интерес. У студентов должны быть какие-то инициативные активисты в группе, которые могут использовать в благородных целях свои общественные, да и просто даже товарищеские права. Сам преподаю и знаю, что ребята не от хорошей жизни отключают во время занятия не только микрофоны, но и камеры. Что он там делает, непонятно. Казалось бы, можно полупрогуливать. Но итог-то будет всё равно печальный. Поэтому надо учить детей учиться в новых условиях, вот и всё.

– Лев Николаевич Толстой, когда преподавал в Яснополянской школе, использовал такой прием. Едва заметив, что на ребенка находит состояние умственного тупика, он тут же говорил: «Попрыгай, попрыгай!». «Мальчик начинал, другие и он сам смеялись, и – ученик был другой», – вспоминал писатель.

– Это очень интересно. И, возможно, в такой встряске есть свой резон. Потому что надо нервную систему как бы вывести на другой режим, чтобы она вернулась к той же теме урока, но сбоку. Я физик-теоретик по первому образованию, по первой диссертации. Мои сокурсники по аспирантуре между занятиями, помню, покурить ходили, чтобы переключиться, освежить внимание. Но спасало нас не это – нас выручал спорт. В баскетбол играли, в настольный теннис. Во всяком случае это было не спортивное, а коллективно-личностное увлечение. Потребность в сохранении здоровья, интеллектуальной формы.

В лицейские годы (я учился в физико-математической школе в Москве) зимний футбол был нашей общей страстью. Собирались за полтора часа до начала занятий, в семь утра. Вместе со студентами мехмата, которые днем нас учили. А на переменках мы гоняли с ними в теннис.

Мы постоянно двигались! А вот сегодняшние цифры... Еще до самоизоляции, по данным «Лаборатории Касперского», 40% детей до 10 лет практически без паузы находятся онлайн. А к 16 –18 годам – около 70% молодых людей постоянно сидят в телефоне. Другие исследования показывают, что при использовании социальных сетей более 2,5 часов в сутки происходит резкое усиление депрессивной симптоматики и суицидальных тенденций.

– Чем перебить и как переломить этот опасный тренд? Некоторые всерьез предлагают вернуть в классы и университетские залы клубные формы образования, имевшие широкое хождение в СССР эпохи НЭПа. Что вы об этом думаете?

– Сейчас в школах таких крупных стран Старой Европы, как Германия, Франция, Великобритания, использование детьми смартфонов запрещено. На занятия они приходят с кнопочной трубкой, позволяющей кратко отбить бабушке SMS-ку: «Выхожу, встречай». Для чего это сделано? Чтобы в детской среде не умирало человеческое общение. Потому что в противном случае дети стоят у стенки рядышком друг с другом и перекидывают друг другу картинки, хмыкая в экран, вместо того, чтобы общаться. На самом деле не происходит социализации. А это одна из задач школьного периода развития ребенка. Подростки теряют желание понимать ближнего, помогать, сочувствовать. Все эти способности исчезают при включенном ноутбуке.    

Думаю и уверен даже, что клуб в этом смысле может стать точкой роста человеческого в человеке. Это практически начало и возобновление гражданского общества. Потому что атомизация человечества периода коронавируса принимает угрожающие формы. В сети ты не можешь настолько же искренне общаться с другими людьми, как при очной встрече. Вот почему такие места сбора общества, как клуб, совершенно необходимы подрастающему поколению.

– А вы применяете нечто подобное в собственной практике? 

– Иногда, если того требует ситуация, тема занятия... Почему, допустим, демократия возникла именно в Афинах, а до аристократической Спарты так и не добралась? Есть ситуации, когда тема разделения властей приобретает жизненно важное звучание. Если вы в дальнем плавании, то любой пустяковый конфликт, как вспыхнувшая спичка, может спалить ваш корабль. И тем самым поставить крест на кругосветном путешествии. Поэтому надо уметь договариваться. В этом и состоит искусство демократии.   

– Как же вы это объясняете студентам в клубной форме?

– По-разному. То предлагаю им превратиться в племя людоедов, то в пиратский корабль, на котором будут действовать те или иные персонажи в предлагаемых обстоятельствах. Мы распределяем роли и проваливаемся в праздник импровизации, забывая о смартфонах и учебных перегрузках. 




<<



Анонсы

Все анонсы


Контакты

Схема проезда
Справочная служба
412800, Саратовская область, г.Красноармейск,
ул. Б.Хмельницкого, д. 111

Директор: +7 84550 2-28-15
Бухгалтерия: +7 84550 2-18-10
Юрист: +7 84550 2-26-96
Учебный отдел: +7 84550 2-21-81

E-mail: krs@ranepa.ru

Приемная комиссия
412800, Саратовская область, г.Красноармейск, ул. Б.Хмельницкого, д. 111
Телефон: +7 84550 2-21-81
E-mail: krs@ranepa.ru
Пресс-служба
412800, Саратовская область, г.Красноармейск,
ул. Б.Хмельницкого, д. 111
Телефон: +7 84550 2-21-81
E-mail: khvorostov-a@ranepa.ru

Президентская академия – национальная школа управления